Дом на Сионе
Взгляни на Сион, город праздничных собраний наших; глаза твои увидят Иерусалим, жилище мирное, непоколебимую скинию; столпы ее никогда не исторгнутся, и ни одна вервь ее не порвется. (Ис.33:20)

Дорогой Папа!

Дорогой Папа!
Дорогой Папа!
Сегодня Ты побудил меня писать о моем папе… ( моем папе, обо мне и о Тебе)
Когда моим родителям исполнилось по восемнадцать лет,  они окончили техникум и поженились. Вскоре папа ушел на срочную службу в армию. Пока он служил, у них родился сынок. В результате стечения роковых обстоятельств, в двухлетнем возрасте мальчик умер от дифтерита… Папа не смог  стать источником утешения и поддержкой для мамы… А упреком: «Ты не сберегла моего сына» сделал душевную рану незаживающей. Мама не смогла простить ни его, ни себя, ни врачей, никого, кто каким либо образом был сопричастен к этой истории… Родственники, с пониманием решив, что она немного «сдвинулась» не вступали с мамой в открытые конфликты и даже по своему берегли – о всем случившемся никогда при ней не упоминалось...
Жизнь продолжалась. Папа вернулся из армии, семейные отношения продолжили свое развитие. Наблюдая в течение почти 10 лет за этим развитием, мама пришла к выводу, что муж ее – человек безответственный и ненадежный. Обладая логическим складом ума, она пришла к выводу, что их совместная жизнь имеет тупиковую перспективу,  и приняла решение: родить сына-помощника и защитника, развестись с мужем и воспитать сына достойно.
На первом же этапе обнаружился просчет – родилась я. Но план уже был в действии, и второй этап запомнился мне на всю жизнь… Конечно, взаимоотношения родителей были за пределами понимания двухлетней малышки, мне все казалось прекрасным! Поэтому, когда однажды вечером, вроде бы это была осень..., они вдруг стали кричать друг на друга, это было для меня как гром с ясного неба!
 И, о ужас, папа ударил маму по лицу… она заплакала, а он ушел у другую комнату собирать свой «защитный» рюкзак. Я пошла за ним. Помню, что мне было страшно, я чувствовала, что происходит что-то неправильное и непоправимое. Молча наблюдала за папиными действиями: он зло зашвыривал какие-то вещи в рюкзак...
 Вдруг показал мне ладонь, которой ударил маму и сказал,- смотри, как твоя мама меня ударила,- на ладони была какая-то запекшаяся ранка, показавшаяся мне довольно большой. Это привело меня в полное замешательство – как от мягкой и нежной маминой щеки могла получиться такая ссадина?! Я тихо выскользнула за занавеску к маме, решительно приняв ее сторону.
Гораздо позже, когда уже ничего нельзя было изменить, папа сказал, что в принципе мама была права, и во многом восстановление семьи зависело от него, помешала гордость...
Вскоре после тех драматических переживаний папа решил жениться, для чего был необходим развод с мамой. Она хранила решение суда, в котором причиной развода папа назвал «завышенные требования к человеку» у моей мамы.
Так мама меня и воспитывала, прививая высокие требования к себе и другим. И в духе отвержения отца, как личности во всех отношениях плохой, ко мне  не причастной и не имеющей никакого права на контакт со мной.
Когда папа делал, предпринимал общения, они решительно пресекались. Не подействовала и угроза обратиться в суд на предмет «встреч с дочерью». Мне было примерно восемь лет в этот смутный период,  когда в нашем почтовом ящике оказалась та сердитая записка… почему-то я чувствовала себя виноватой...
Помню каждую случайную встречу с ним! Сердце выпрыгивало! Кровь стучала в висках, как у воришки, пойманного с поличным...  Это могло случиться в магазине, на остановке, просто на улице… Я всегда сначала чувствовала его, потом замечала… и никогда потом не рассказывала об этом маме.
Папа спрашивал меня что-нибудь…, один раз, помню, — как по-английски «часы»? ведь ты в английской школе учишься? В другой раз,- помню ли я, что он меня называл «Каточек»? У меня только при его виде соображение выключалось, и наступал стресс, какие уж там вопросы-ответы… Вспоминание о пережитых встречах жгли в буквальном смысле слова!
Со временем реакция на папу притупилась, я привыкла, что он для меня «никто», сердце черствело, совесть засыпала… не было у меня Царя, правила жизни формировались в советской среде 70-х, моей религией был атеизм, моим богом стала я сама. Мамины гуманистические взгляды привились, пожалуй, только на поверхности, для положительного имиджа. В те редкие моменты, когда наши пути с папой вдруг пересекались, что-то ёкало внутри и меня захватывало чувство презрения и отречения, — «он – никто!»
Я была рада любой возможности заявить о том, что его у меня нет!
Мне было девятнадцать… Готовясь к свадьбе, мы заказывали в ателье цветочки… там работала папина старшая сестра. Она узнала меня,
— Отца пригласишь на свадьбу?
— У меня нет отца.
И забыла о нем на годы.
В день, когда умерла мама, я увидела его из окна троллейбуса. Первой была злорадная мысль, — а ты ничего не знаешь! И следом за ней совсем другая,- у меня остался только он! Захотелось зареветь как в детстве, но я не разрешала себе такие вольности.
Обманутый и обворованный ребенок… годы не лишают нас звания быть чьим-то ребенком.
Когда же, наконец, из всех своих горестей и неправедных радостей, из осознания бесцельности собственной жизни, я увидела свет Божьего призыва – отдать Ему свою жизнь,- я с радостью и поспешностью это сделала! Переоценка ценностей неизбежно вела к возникновению реальных отношений с Богом… Кто Он?
Проще всего оказалось принять факт реальности  и действенности Святого Духа  и начать с Ним общение. Вторым оказался Сын. Как это ни странно, но не меньше года Господу потребовалось, чтобы поставить с головы на ноги моё понимание, как исторической, так и искупительной роли Иисуса Христа! Невероятно, но уверенность в том, что я принята Богом, потому что отдала свою жизнь Иисусу, уживалась с «тайным знанием о том, что на самом деле Он не умер на кресте, а был тайно переправлен учениками в Индию и умер там в возрасте 120 лет...»! Господь терпеливо наполнял меня Словом, и оно действовало. Однажды я с удивлением заметила, что вера в ложь улетучилась, а простая вера в спасение через покаяние, утвердилась на ясном понимании плана Божьего спасения для меня – через искупительную жертву Иисуса на кресте Голгофском: смерть и воскресение Сына Божьего, рожденного девой…  То есть, на Господе Иисусе Христе!
В своем общении с Богом я воспринимала Иисуса как посредника между мной и, для меня, самой непонятной и далёкой личностью Троицы — Отцом. Эта миссия оставалась незадействованной.
Тут мне хотелось бы сказать вот что. Воля, которую Отец творит, благая и совершенная. И в Его осуждении дьявола на озеро огненное – Его великая благость к нам, обворованным, растерзанным, потерянным… Источник  зла должен быть истреблен.
Я не могла принять Отца. В моем извращенном представлении о жизни не было места Отцу!
Я не  искала близости с Ним, скорее всего,  я Ему не доверяла и избегала… но Он искал, Он знал все обо мне. Его великое сострадание не могло остаться бесплодным! И однажды меня захватило желание донести до разумения своего земного отца, все что было у меня «про него». Как?
Я стала писать письмо. Когда были написаны слова «дорогой папа, здравствуй», я не смогла писать дальше. Не знаю, сколько мне потребовалось времени, чтобы из рыдающей девчушки, переживающей отвержение, обиду, незащищенность ,- вернуться в сорокалетнюю реальность и, изложить на бумаге все то трепетное, живое, те искры любви, которые таились в глубине души под слоем непрощения. Господь даровал мне прощение двустороннего действия: Он простил меня, и я смогла простить папу! Стало легко, драгоценный Дух Святой провел меня через трепетное признание в любви собственному папе – прямо в объятия Папы небесного.
Это было потрясающее перерождение! Это был прорыв!  С того дня начали формироваться отношения с Отцом. И с отцом.
Не зная его адреса, я попросила свою тётю мне помочь. У меня замечательная тетя! Однажды я получила от него ответ. Снова пришлось плакать. Оказалось, что для его детей не только не было тайной моё существование, но они меня, старшую сестру, любили и даже отмечали мой день рождения… так у меня появились и папа, и брат, и сестра.
Мы начали переписываться, а потом и разговаривать по телефону. Для меня до сих пор удивительны взаимоотношения в его семье. У «плохого» папы дети, которые любят друг друга и родителей и, при всех возможных недостатках, искренни и просты во взаимоотношениях, чего у нас с мамой недоставало… Мы это особенно прочувствовали, когда навестили их позапрошлой зимой. 
«Твой папа так на тебя похож и так тебя любит!»- заметила нашая младшенькая.
Мы не стали очень близки с «новыми» родственниками, но отношения поддерживаем. Прошлым летом сестра позвонила и сказала, что папа болен, рак… операция дала только временное «техническое» облегчение, метастазы расползлись на другие важные органы. Поэтому дали рецепт на наркотики..
В благословенном собрании мы молились о больных раком, я сказала про своего папу. За него помолились, возложив на меня руки,- я вместо него. Исцеления не произошло, но чудо имеет место. Папа принял Иисуса своим Господом! Мы говорили с ним по телефону о Боге, о Его воле и могуществе, папа соглашался. Потом, неожиданно для себя, я ему сказала, что это все хорошо, но если он признаёт Иисуса Христа своим Господом, то должен это исповедовать прямым текстом. После некоторых уточнений, он подумал, потом серьезно сказал, что согласен и четко произнес,- Иисус – Господь!
Свидетельством чуда была великая радость, которая охватила и его, и меня. Мы попрощались, а я продолжала восклицать, смеяться и носиться в полном восторге. Дети подхватили ликование в присутствии Духа, небеса были открыты! Это было небесное ликование, как при водном крещении, например. Радость спасения!
Надо заметить, что папа считает себя верующим с детства, когда они с его мамой в церкви «молились Богу, чтобы Он вернул папу с войны живого и невредимого». И Бог вернул! Это детская вера, — папина гордость и уверенность, что он Божий и пойдет на Небо. Аминь!
 
Да восполнит Господь его духовные  нужды, даст ему живое откровение Своей любви, утешение, укрепление!
Что невозможно человеку, возможно Богу!
Из тьмы повелел воссиять свету!
При самых неблагоприятных обстоятельствах для совершения спасения, Бог  совершает Свое спасение!
 
17.04.2010г.
 
P.S.
Мой папа ушел на Небо 13 июля 2010 года.
06:20
827

1 комментарий

оксана
13:22
+1
здорово так
Загрузка...