Больше всего хранимого храни сердце твоё

Больше всего хранимого храни сердце твоё

«Больше всего хранимого храни сердце твоё; потому что из него источники жизни» Притчи 4:23.
«Между фарисеями был некто, именем Никодим, [один] из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия. Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше». Евангелие от Иоанна, 3: 1-7

Летом прошлого года я прочитала рассказ С. Цвейга «Закат одного сердца». Не знаю, почему нашла его. Классическую литературу сейчас практически не читаю: нет времени и желания. В студенческие времена я увлекалась Цвейгом, мне нравились его жизнеописания великих людей, но сейчас, когда я начинаю что-то читать из светской литературы, мне с трудом это удается завершать — не потому что когда-то я «отравилась» ею, закончив добросовестно филфак, а потому что понимаю, что субъективные рассуждения людей вторичны.

Я думаю, что Бог дал мне этот рассказ только для того, чтобы сконцентрировать мое внимание на одном из эпизодов моей жизни.
В одну из мартовских ночей 2010 года я проснулась от кошмара, который увидела во сне. Мне снилось, что я погружаюсь в могилу. Происходило это прямо в той квартире, которую я на тот момент снимала, сквозь тот диван, на котором я тогда лежала, и с тем паническим страхом и болью в сердце, которую я тогда испытывала. Подобные мгновения — отсутствие кого-либо и чего-либо рядом, своеобразного вакуума, пустоты — я переживала в своей жизни уже несколько раз. Как будто Господь приоткрывает момент Судного часа для каждого из нас. Как же мне было страшно! Понимая, что все это происходит частично — в реальном(боль в сердце, эмоциональный накал), частично — в духовном мире(погружение в яму небытия), я пыталась понять, как себя вести. Я лежала на спине, укрывшись одеялом, и панически боялась даже шевельнуться. Так прошло какое-то время(минуты, часы — не знаю), но в определенный момент я начала чувствовать, что по моему телу начало разливаться тепло, и сердце, которое громко билось, стало спокойнее работать. Прошел озноб, я согрелась и уснула до утра. Первой мыслью, которая была ответом на вопрос — что произошло ночью, была мысль, что Бог удалил из меня что-то такое, что не давало мне жить, и взамен вложил любовь. Именно любовь. Я не подумала о какой-то замечательной черте характера или каком-то даре, об исцелении от какой-то болезни или еще о чем-то, но именно о любви, как о вечной жизни, которую подарил мне Бог, что, как я теперь знаю, было началом рождения свыше.

И поэтому, когда я читала рассказ «Закат одного сердца», я понимала, что описывает Цвейг, показывая картину сердечного приступа героя — в данном случае духовную смерть(причем, должна сказать, что иногда люди, здесь Цвейг, даже сами не понимают, как в тот или иной момент их рукой водит Бог. Небольшой отрывок — ниже*).

Я не берусь судить вероисповедание С. Цвейга, то собственное мироощущение, которое он излагает в своем рассказе. Безусловно, деньги или близкие люди, в которых мы стараемся рассмотреть смысл нашей жизни, как и религиозное суеверие, в котором жил герой этого рассказа свои последние дни, настоящей, вечной жизни не открывают ни на земле, ни на Небесах. Наоборот, финал их, к сожалению, финал старика Соломонсона.

К этой теме я возвращалась несколько раз. Каждый раз останавливая себя тем, что уж больно все натуралистично в рассказе. Но сегодня поняла — куда как страшнее бывает то, что мы видим в новостийных сводках по телевизору или даже в нашей собственной жизни.

*«Мало-помалу, шаг за шагом, оставляла его боль: уже не так цепко, не так жгуче впивались в него свирепые когти. Но что-то чувствовалось, — уже почти не боль, а что-то чуждое, инородное давило и теснило, проникая вглубь. Старик лежал с закрытыми глазами и напряженно прислушивался к тому, что происходило в нем: ему казалось, что какая-то чужая, неведомая сила сперва острым, а теперь тупым орудием что-то выгребала из него, нить за нитью обрывала что-то в его теле. Не было уже боли. Не было мучительных тисков. Но что-то тихо истлевало и разлагалось внутри, что-то начало отмирать в нем. Все, чем он жил, все, что любил, сгорало на этом медленном огне, обугливалось, покрывалось пеплом и падало в вязкую тину равнодушия. Он смутно ощущал: что-то свершалось, что-то свершалось в то время, как он лежал здесь, на диване, и с горечью думал о своей жизни. Что-то кончалось. Что? Он слушал и слушал. Так начался закат его сердца».
«Закат одного сердца», С. Цвейг.

Похожие публикации:
Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему
Притчи 4:23,24: «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источ­ники жизни. Отве...
Жизнь и возрастание в пустыне
«Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земл...
И все, что делаете, делайте от души, как для Господа
Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа [им], как человекоугодни...
Адресовано лично тебе
Наш Бог – заботливый родитель. В минуты испытаний Он очень часто говорит с нами через незнакомых люд...
Я люблю тебя, мою молящуюся и бодрствующую мать
В Библии описано 187 женских имен. Каждая из этих женщин не была совершенной, но их всех отличала ве...
Appassionata
Когда настигает усталость или раздражение, или когда меня порой покидает мой верный помощник - оптим...
12:23
5612
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...